«Пока живая — это киска, а когда едят — кроликом называют?»: историки СПбГУ изучили дневники, письма, воспоминания ленинградцев о судьбе домашних животных в период блокады

Ученые Санкт-Петербургского государственного университета провели исследование официальных документов, дневников, писем периода войны и воспоминаний жителей блокадного Ленинграда, в которых говорится о кошках и собаках осажденного города. Эта отчасти табуированная тема редко выходит на страницы учебников истории, но несет много важной информации о том, как в условиях страшного голода складывались отношения людей, в том числе с домашними животными. В научной статье, опубликованной в «Вестнике СПбГУ. История», авторы рассказывают, сколько зимой 1941 года на рынке стоили собака и кошка, откуда взялась легенда про завезенных в город кошек, а также как за время блокады менялось отношение к домашним животным.

В своем исследовании профессора СПбГУ Владимир Пянкевич и Олег Пленков, а также исследовательница Татьяна Сохор объясняют, что в личных письмах, проходивших строгий контроль военной цензуры, жители Ленинграда нередко использовали ухищрения, когда говорили о немыслимом пищевом суррогате. «Всё благополучно. Теленка Арку съели»; «С грустью должна тебе сообщить, что та курочка, которую ты мне оставила в наследство, — Горжетка — заколота и съедена»; «Теперь остается любимая папина козочка — Ирма, но она остается на самый крайний случай, возможно, в отъезд». Адресаты понимали, что Арка, Горжетка и Ирма — это имена домашних любимцев, собак и кошек, однако о голоде, толкавшем людей на такие поступки, не должны были знать на «большой земле».

Читать полностью

Просмотров: 57
© 2020 Санкт-Петербургский государственный университет
E-mail: polit@spbu.ru
Учебный отдел 363-64-43
Приемная декана 363-64-59, доб.6906
Санкт-Петербург, ул. Смольного, д.1-3, 7-й подъезд