После коронавируса: как изменится мир и конфликты?

В ходе краудсорсинг-проекта с помощью сервиса разработчика Collective Intelligence Systems студентам было предложено поучаствовать в обсуждении темы «После коронавируса: как изменится мир и конфликты?».

Участие предполагало последовательную работу студентов над решением двух задач: определить, как эпидемия меняет общество и окружающую действительность; а также сформулировать контуры будущих конфликтов.

Среди выдвинутых популярных идей были названы вызовы и возможности, которые создал режим карантина в крупнейших города. В частности, в вопросе экологии. Помимо снижения выбросов в атмосферу и снижения потребления, как сообщают медиа, на улицах опустевших городов стали попадаться дикие животные. Подобное внимание к окружающей среде не выглядит случайным, на фоне аномальных погодных явлений, глобальных дебатов о последствиях нового климатического режима. С другой стороны, некоторые идеи развили проблему общего пространства: от мегаполисов до границ стран. Распространение эпидемии очень остро поставило вопросы ограничения перемещения и социальной помощи, особенно для иностранных трудовых мигрантов, а карантинные мероприятия превратили крупные города в аналог осужденных крепостей, вот только с не с целью их захвата, а для изоляции.

В этом вопросе примечательно, что достаточно много идей касалось новый способов описания повседневности в милитаристском стиле, когда визуальное представление числа зараженных на карте воспринимается как бои, а островки незараженных территорий как тыл.

Отмеченное в идеях разрушение пространства глобального мира и стран, былое единство которых начинает подрываться теориями заговора, ксенофобией, борьбой за распределение ресурсов. Подчеркнутые тенденции развиваются в предложенных мыслях об углублении расколов в обществе. Символичным здесь является идея о культурном сдвиге в виде отказа от классического рукопожатия. Эта древняя культура приветствия еще играла роль доверия людей, которое текущая эпидемия начала подрывать. Это отражают идеи о новой этике, которая создается реакциями и отношением людей к режиму карантина.

По этой причине неудивительно, что большое число идей обсуждения касалось психологической динамики реакции населения на эпидемию (восприятие информации, тревожность и пр.), а также вопросам сохранения психологической устойчивости или, наоборот, рост домашних конфликтов.

В качестве политических итогов эпидемии предложенные идеи констатируют вызовы со стороны закрепления чрезвычайных мер противодействия эпидемии как нормальных, что может быть прологом новой цифровой диктатуры по примеру мер в Китае. С другой стороны, противоречия прошлого индустриального общества как антагонизма работников и работодателей, имущих и неимущих в оценивается как реальная перспектива для всех без исключения стран.

Среди позитивных идей можно отметить идеи развития инициатив в области экономики дара как открытие для всех доступа к музеям, библиотекам, образованию, а также рост осознания общности проблемы, поскольку она касается всех: бедных и богаты, развитые и развивающиеся страны.

В рамках второго этапа крауд-проекта студентам было необходимо на основе полученной картины реальности сформулировать конфликты будущего.

Наибольшую популярность получили идеи о двух видах конфликтов, порожденных сосуществованием в замкнутом пространстве и, с другой стороны, имеющими средства для самоизоляции и теми, кто не может продолжать обычную жизнь без работы.

Конфликты в условиях самоизоляции семей, как предполагают участники, имеет еще очень важный аспект, связанный с гендером. Причиной домашних конфликтов и насилия может служить то, что видимым становится неравенство обязанностей, когда работа по дому и уход за детьми сохраняются по инерции тогда, как мужчины теряют аргументы занятости для защиты своей роли и статуса в семье. Примечательным становится отмеченная перспектива конфликтов между людьми на почве соблюдения или не соблюдения карантина, так и между поколениями в силу требований изменения моделей поведения.

Второе, по оценке участников, траектория развития конфликтов будущего — это обострение классовых и имущественных противоречий, связанных с массовой безработицей и расслоением по таким новым критериям, как способность переживать самоизоляцию без снижения уровня жизни.

Заслуживает внимания идеи об изменении пространства конфликтов. Они могут возникать в общественном транспорте, в котором тревожность и недоверие людей может вылиться в несогласие делить общий автобус с теми, кто «подозрителен» или не соблюдает «меры безопасного поведения». С другой стороны, карантинные мероприятия могут перевести конфликты в онлайн, усилив буллинг или создав условия для массовых атак личных страниц популярных персон со стороны недовольных.

Учащиеся отмечали общие психологические и когнитивные особенности поведения людей, обосновывая новые удобные ниши для вымещения фрустраций, страхов и обид через рост ксенофобии, национализма и расизма. Примеры в отношении граждан КНР являются показательными, однако, для ряда стран участники прямо указывают на новые политические вызовы (например, рост активности крайне правых организаций в США).

Отдельно в ходе обсуждения было выделена вероятность эскалации региональных конфликтов, поскольку сложившаяся ситуация на международной арене позволяет странам использовать силовые инструменты, чтобы разрешить противоречия в свою пользу (прежде всего, на Ближнем Востоке).

Польза от использования подобных краудсорсинг-технологий в образовательном процессе не только в том, что с их помощью учащиеся показали наиболее вероятные проблемы настоящего и контуры будущего, но в также в том, что в поле зрения попали неожиданные варианты, которые находятся вне текущей повестки аналитиков и экспертов, но от этого не теряют свою актуальность.

Просмотров: 106
© 2020 Санкт-Петербургский государственный университет
E-mail: polit@spbu.ru
Учебный отдел 363-64-43
Приемная декана 363-64-59, доб.6906
Санкт-Петербург, ул. Смольного, д.1-3, 7-й подъезд